Блоги









Александр Петраков
Экономист, закончил ЧелГУ. 8 лет возглавлял пресс-службу мэрии Южноуральского городского округа, блоггер, убежденный сторонник внедрения современных технологий в работу органов власти. В 2012 году получил награду как лучший пресс-секретарь муниципальных образований Челябинской области. Киноман и фанат Manchester United. Не верит в идеалы, но верит в людей.
27 марта 2015, 19:23

Fatale de la ville (астраханский постскриптум)

По поводу задержания заместителя губернатора Челябинской области Николая Сандакова, подробностей вчерашних событий, и подробностей самого дела.

Самое, пожалуй, глупое сейчас - с умным видом комментировать подробности дела, которые реально знают лишь сотрудники УФСБ, СК, адвокаты Сандакова. Точно также не считаю правильным, несмотря на то, что никогда не являлся «фаном» действий и политики НДС сейчас навешивать ярлыки или, напротив, выступать в роли общественного защитника.

Вину или невиновность человека в России по крайней мере до этого утра устанавливал исключительно суд. Это я о тех, кто заочно вынес приговор и классифицировал состав преступления.

Что уже ясно и не нуждается в доказательствах, ибо не является домыслом.

Первое. По репутации Бориса Дубровского нанесён самый серьёзный удар с момента, когда он возглавил регион.

Второе. Учитывая, что Николай Сандаков работал с информационным и политическим полем буквально в ручном режиме и это знали все, кто «в танке», независимо от персоналий и будущих кадровых, организационных решений правила игры в политическом и информационном плане серьёзно изменятся.

Третье. Вчерашнее задержание и события предшествовавшие ему (беру только открытые источники) и те, что могут последовать с высокой долей вероятности говорят о том, что в регионе завершился длившийся несколько лет процесс смены центра выработки и принятия политических решений, правил игры неформального характера – этим новым центром являются силовые и специальные службы.

Последнее можно дополнить вот ещё чем очень и по-настоящему важным. Борьба за контроль над северными территориями и горно-заводской областью – прежде всего за южноуральскими запретками, которую с поразительным упорством вели три губернатора предельно ослабила в ресурсном, кадровом и репутационном плане челябинские элиты. Единственным оставшимся источником власти над регионом у них оставался контроль над муниципалитетами: своего рода арбитраж над вечно грызущимися местечковыми кланами.

Но злополучная реформа МСУ, начатая и по сути завершённая Николаем Сандаковым (сейчас видится ясно – его единственный функционал, вероятно, и заключался в её продавливании и реализации; после он стал банально «не нужен» и «не интересен» основным игрокам) превратила Дубровского и любого следующего губернатора не в начальника над схваткой в простого начальника мэров, их замов и помов. А это уже не власть – это банальная бюрократическая ответственность. Потому что власть в российских реалиях – это всегда возможность решать и разводить. И только. А вот назначать и отстранять – это ответственность.

Недавние события в Кунашаке, Миассе, Верхнеуральске и в злополучно-неуправляемом Верхнем Уфалее ясно показали, кто теперь решает и разводит глав городов и районов.

Кажется, Закиров ведь был крепким хозяйственников и имел хорошие шансы получить заветное назначение. А теперь смоделируйте мысленно ситуацию: Закирова назначает главой района губернатор Дубровский и берёт на себя ответственность за его репутацию, его действия. А через полгода за Закировым приходят…

Ну и кто тогда реальная власть на Южном Урале? Тот кто назначает Закирова и берёт на себя за него, Закирова, ответственность, или тот, кто приходит за Закировым и таким образом решает и разводит всех от Закирова до Дубровского?..

По сути – это единственный реальный политический итог реформы МСУ. И этот итог надолго. В политическом плане, вероятно, «навсегда».

И это, наверное, главное политическое наследие жившего и работавшего на переломе политических времён и губернаторов в Челябинской области астраханца Сандакова. Всё остальное – частности и сплетни.

Четвёртое. Выборы. Если бы Николая Сандакова задержали несколько недель назад, региональные власти имели бы возможность перегруппироваться и выработать и принять в новом уже формате все решения и сделки по кандидатам, округам, бюджету, спискам партий и по процентам… Если бы его задержали на несколько недель позже, то все необходимые решения и сделки, все согласования «астраханец» успел бы сформулировать, выработать и представить на утверждение Дубровского. Но его задержали именно сейчас…

Тем самым политический и управленческий удар по губернатору, его правительству и администрации нанесён куда более серьёзный, чем даже сам факт вовлечённости в уголовное дело и задержания (что, повторюсь, не означает юридически предрешённой вины невиновного сегодня по закону гражданина и чиновника Сандакова) заместителя главы региона.

Пятое. Чёрный юмор и ирония Клио. Последним пунктом рабочего графика Николая Сандакова стали выборы сити-менеджера ЗАТО Трёхгорный, а задержан он был сотрудниками УФСБ, с которыми прочно и справедливо ассоциируются «запретки» и реальный контроль над ними, по обвинению в преступных действиях, связанных с выборами и деятельностью бывшего ситика ЗАТО Озёрск Евгения Тарасова. Там же, в Озёрске, и начался путь к успеху, войне за ЗАТО и к краху и самого Сандакова, и его прежнего покровителя Цыбко.

История любит иронию, но она всегда жестока.

Но есть в этом и вполне серьёзный аспект. ЗАТО Озёрск теперь уже точно стал Fatale de la ville челябинской политики. Список «жертв» Озёрска более чем впечатляет: Юревич, Цыбко, «непредсказуемые мальчики», Лакницкий, Сандаков… Одним политические и экономические страсти вокруг «запретки» стоили карьеры, другим свободы и разрушенной, сломанной жизни.

И это тоже уже история Южного Урала. Жаль только что она, история, скорее всего: как обычно, никого и ничему не научит.

Шестое и последнее. У задержанного Николая Сандакова остались жена и трое детей. Им сейчас тяжелее всех, труднее всех. Они – точно жертвы и заложники ситуации, независимо от реальной и юридической виновности и невиновности Сандакова. Это для нас он зам Дубровского, а для них муж и отец. Им – мои слова самого искреннего, неподдельного сочувствия и поддержки. Просто и по-человечески.

оригинал - http://petrakov-ac.livejournal.com/118752.html

 
Комментарии



Гость 27.03.2015 19:41
Арестовали его



Гость 28.03.2015 10:58
Скорректируйте: у Николая Дмитриевича трое детей: взрослая дочь, средний сын и младший сын!



Николай 30.03.2015 18:45
То, что сей опус пишет человек, мягко говоря, с переферии видно уже по первым строкам. Про суд, который до утра устанавливает вину, можно писать отдельный материал. Про не менее глупый вывод, что арест Сандакова является мощным ударом по Дубровскому - это просто за гранью, как говорится. Из чего автор сделал такой вывод известно только самому автору, но показывает глубокое не знание и не понимание того как и что устроено в государстве российском. Дальше даже не стал читать, ибо не имеет это никакого смысла. Рискну предположить, что следующим примерять "полосатый костюмчик" отправится никто иной как господин Евдокимов и не потому, что он плохой или хороший, а лишь за принадлежность команде бывшего губернатора Юревича, чьи покровители последнее время всё больше и больше отворачиваются от него.
А также...
11 января 2015, 15:23
Мне жаль убитых людей. Просто потому что жизнь одна и «другой» (что бы там не кадили на сей счёт муллы и батюшки) не будет. Но мне не жаль ни Францию как государство, ни французский народ. Французы и их правительство вызывают у меня в лучшем случае презрение. Больше того – Франция и французы...
18 июля 2014, 11:44
  Два ведущих интернет-медиа региона сообщили об итогах нового соцопроса по рейтингу доверия главам МСУ и сделанных из него выводах. С оригиналами и комментариями благодарных избирателей можно ознакомится по ссылке: http://ura.ru/content/chel/16-07-2014/news/1052185430.html Выводы такие....