Блоги









Сергей Зюсь
Самый открытый пиарщик самого "закрытого" города
24 января 2015, 10:22
Фото: filmz.ru

О «Левиафане», или как награды и тяга к массовому зрителю взяли авторское кино в заложники.

Последние две недели жизнь социальных сетей и прессы проходит под знаком обсуждения фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». Повод есть: и режиссер, и его творение уже обласканы зарубежными наградами, а сейчас фильм претендует на «Оскар», который российский кинематограф не видел двадцать лет. 

Обсуждение местами принимает весьма горячий оборот. Западные СМИ пестрят заголовками о «величественном фильме о суровой российской действительности», причем некоторые издания попутно упрекают автора в том, что атмосфера пьянства, коррупции и тотальной российской безысходности показана недостаточно убедительно. Широкими, дескать, мазками. Российские СМИ напротив обрушили на голову режиссера шквал критики, где эпитет «чудовищное зрелище» выглядит самым безобидным.

Так где же правда? Стоит ли фильм этих споров?

Напишу свое мнение – к сожалению, не стоит. И СМИ, и простые зрители, для которых по странному стечению обстоятельств «Левиафан» оказался в свободном доступе в Интернете ровно накануне оглашения итогов номинации на «Оскар», стали участниками игры, которую ведут продюсерская команда фильма во главе с господином Роднянским и самим режиссером Звягинцевым, ставшим жертвой собственного тщеславия и маркетологов.

Попробую объяснить вывод. Старт работ над фильмом датирован 2012 годом. Однако сама идея «Левиафана» появилась у Андрея Звягинцева еще в 2008 году, когда ему рассказали историю американского сварщика Химейера, у которого завод-работодатель пытался отобрать дом, после чего тот заперся в бульдозере, разрушил здание завода, свой дом и несколько городских зданий, а затем покончил жизнь самоубийством. Сам сценарий, прежде чем получить государственное финансирование, неоднократно изучался. Вопросов тогда, как и бурной реакции российских СМИ, не появилось - фильм получил госсподдержку. Не было особенной шумихи и в мае 2014 года, когда на фестивале в Каннах «Левиафан» выиграл приз за лучший сценарий.

На российские экраны фильм должен был выйти в ноябре 2014 года. Но выход был перенесен на февраль 2015, когда стало понятно, что «Левиафан» будет номинирован Российским Оскаровским комитетом на соискание престижной награды. В переносе сыграл свою роль международный кинодистрибьютор фильма компания «Sony», решивший, что выход в феврале повысит шансы на получение «Оскара». Но тут фильм появляется в свободном доступе, а поговорить о нем считает своим долгом многие российские СМИ. И не только – свое мнение о противоречивом творении Звягинцева высказали The Guardian, Evening Standard, The Hollywood Reporter и многие другие.

Теперь с точки зрения массмедиа, у «Левиафана» почти стопроцентные шансы на получение награды. Несколько престижных премий, хорошая пресса на Западе, а также умело созданный продюсерами и подогреваемый самим режиссером ореол пророка, гонимого в своем отечестве – я буду сильно удивлен, если «Оскар» достанется кому-то другому. Ну и хорошая касса, даже в свете невнятных прокатных перспектив в России, обеспечена.

Теперь немного о самом Звягинцеве. Когда-то он ворвался в кинематографической мир с фильмом «Возвращение», с ходу получив «Золотого льва» Каннского кинофестиваля. Его стиль заставил критиков воспринимать Андрея Петровича как приверженца авторского кинематографа – искусства, адресуемого не массовому зрителю, но людям подготовленным, способным понять глубокий замысел режиссера. Андрея Звягинцева часто сравнивают с тезкой Тарковским. И хотя сейчас он от этого сравнения открещивается, поводы он давал сам: например, схожими художественными приемами.

И после «Возвращения», и после второго его фильма «Изгнание» Звягинцев был обласкан СМИ, критика встречала его если не восторженно, то с благосклонной надеждой. Тем удивительнее сейчас читать его высказывания о том, что на Родине он ощущает себя непонятым и невостребованным. Недавно на вопрос о том, чувствует ли он себя внутренним эмигрантом, он ответил: «Я давно себя чувствую в таком состоянии. Чувствую себя таким в принципе». На мой взгляд, это странное высказывание для режиссера, который всю свою жизнь провел в России, где создал все свои фильмы.

«Левиафан», кстати, выглядит первой попыткой Звягинцева адаптировать авторское кино под запросы массового зрителя. Фильм смотрится легко, в нем нет сложных психологических диалогов, сюжет линеен, персонажи понятны. Мне кажется, неслучайно на главные роли режиссер пригласил хорошо известных актеров – Алексея Серебрякова, Романа Мадянова и Владимира Вдовиченкова. Они прекрасно играют, но ставка на известность актеров сделана в расчёте на то, чтобы фильм вышел на широкий экран и получил массовое признание.

Броским является и заголовок. Когда слышишь «Левиафан», думаешь либо о библейской книге Иова, либо о трактате Томаса Гоббса, основоположника теории общественного договора. Только автору судить, насколько полно амбициозное название соответствует картине, но нельзя не отметить, что имя «Левиафан» заранее дает зрителю канву трактовки увиденного, оставляя при этом немало вопросов. В конце думаешь, а что же все-таки есть «Левиафан»? Злой рок и судьба, одолевшие слесаря Сергеева в неравной схватке? Государство в лице чиновников, отобравших землю? Предоставим слово самому Звягинцеву. «Мне было дорого это название, я считал, что, несмотря на тривиальность истории, пафос названия будет оправдан. Потом появился «Левиафан» Гоббса, и, познакомившись с этими идеями, я понял, что сама судьба привела меня к этой истории. Привела к главному смыслу сказуемого, к тому, о чем, в том числе, есть наш сюжет. Именно о государстве и о нашем государстве».

При этом Звягинцев настаивает на том, что сюжет универсален, а история могла произойти в любой точке мира. Он открещивается от того, что это срез сегодняшней России: «эта точка настолько нелепа и глупа, что не заслуживает даже обсуждения. Люди не видят дальше своего окопа». Хорошо сказано. Но разве не сам автор названием картины и каждым ее кадром формирует эту дихотомию?

Отдельно следует сказать и о сравнении сюжетной линии с книгой Иова из Библии. Вот как об этом говорит Звягинцев: «Когда замысел начал воплощаться, стало понятно, что есть возможность найти протосюжет в книге Иова. Тень книги Иова отбрасывает свет на нашего героя, на нашу историю». Почти во всех своих фильмах режиссер не ушел от соблазна использовать библейские мотивы. Еще бы: наличие вечной темы, религиозного подтекста часто присваивает фильму статус «интеллектуального кино». В «Возвращении» использование библейских аллюзий выглядит убедительным, в «Изгнании» несколько натянутым. В «Левиафане» затея и вовсе бессмысленна и бесплодна.

В Книге Иова – утраты и лишения героя являются лишь началом истории, предпосылкой к постижению Иовом промысла Божьего и глубокому самоанализу. В «Левиафане» Звягинцева история заканчивается утратой всего самого важного в жизни главного героя. Дальнейшее окутано мраком.

Звягинцеву должно быть обидно, что вся его творческая работа была воспринята упрощенно, даже примитивно. Для многих зарубежных СМИ это всего лишь еще один инструмент критики страны, которая, несмотря на тяжелое прошлое и непростое настоящее, в сущности стала совсем другой, не той, какой ее воспринимает «внутренний эмигрант» Звягинцев. Глобальность и масштабность затронутых тем не стали поводом для обсуждения столь важных вопросов, как: человек и государство, государство и Церковь, человек и его работа над собой, своей жизнью. Все свелось к банальным диалогам двухмерного пространства: где в фильме положительный герой и почему так много пьют водки…

У фильма «Левиафан» по всей видимости будет хорошая судьба. Наверное, это не очень незаслуженно. Это не лучший фильм Звягинцева. Но он появился в удобное для Запада время. Про все огрехи забудут, осыпят наградами, кассовые сборам будут высокими. Андрей Звягинцев станет известен, наконец, всем: и в России, и далеко за ее пределами.

Ну а мы тихо погрустим, что нового Тарковского не случилось.

 
Комментарии



Николай 26.01.2015 16:30
Ну всё, сам Зюсь сказал, что не вышло Тарковского))) Умиляют опусы замшелых пиарщиков из глубокой жо.. ,ой глубинки)))



Виктор 3.02.2015 17:00
Вам видимо главное кто сказал и плевать что сказано. Сразу видно городской дельфин.



Николай 5.02.2015 16:30
Да. Вы правы мне важно кто сказал, потому, что слушать надо умных людей, а не жо...лизов.



татьяна 27.01.2015 9:47
а судьи КТО? отличный фильм!



Малиновые штаны... 9.06.2015 0:18
Хе... что вы хотите от Зюся?:)) Нужно знать кто он и как попал на службу в администрацию пиарщиком своего дяди:)