25 декабря 2014, 8:01
Автор: Дмитрий Моргулес
Фото: Ярослав Наумков

Глава Челябинска Станислав Мошаров: «Контроль остаётся за депутатами Городской думы»

Глава Челябинска, председатель Городской думы Станислав Мошаров – о прошедшем годе, первых итогах муниципальной реформы, будущем маршрутных такси и ожиданиях от нового сити-менеджера областного центра. 

— Каким выдался для города уходящий год?

— Непростым.

Во-первых, сменилась власть на уровне области — главой региона стал Борис Александрович Дубровский. И вот только-только закончилось формирование команды, которая будет с ним работать. Во-вторых, прошли выборы на муниципальном уровне. Этот процесс был длинный, интересный и непростой.

В третьих, город живет в процессе муниципальной реформы, когда по-новому формируется и доходно-расходная часть городского и районного бюджетов, и собственно, принципы взаимодействия городских и районных властей. Мы идем практически по «белому полю», в условиях, когда, по сути, ещё нет никакой законодательной базы.

Вот сегодня (интервью проходило в пятницу, 19 декабря), наш разговор начался чуть позже запланированного, потому что мы вместе с Законодательным собранием решали, что будем отдавать районам в виде источников дохода. Это на самом деле очень важно, потому что от этого зависит, как город дальше будет жить. А на этом этапе не менее важно, чтобы переходный период не нарушил текущей жизнедеятельности города, чтобы качество управления городским хозяйством как минимум не пострадало.

— Муниципальная реформа. В медийных и экспертных кругах много недоумевали — почему Челябинск в неё ввязался, да еще и первым в стране, в то время, как многие другие города, наоборот, стараются избежать её внедрения у себя? Или кое-где эту реформу предложили так вежливо, что нельзя было отказываться?

— Прежде всего, у нас подошел к концу срок работы Четвертого созыва Городской думы. И если бы мы не пошли на этот шаг, то на пять лет отодвинули бы все изменения. А любая реформа — это все-таки движение вперед.

— Но так ли это было необходимо?

— Прямо сейчас мы вряд ли сможем ответить на этот вопрос, подсчитать все плюсы и минусы изменений. Могу лишь сказать точно, что самая главная цель, о которой говорил президент России Владимир Владимирович Путин — сделать власть ближе к народу — достигнута. Это важно для того, чтобы решать реальные, насущные проблемы жителей города.

— А что, разве депутаты Гордумы предыдущего созыва стали такими небожителями, что до них уже и не добраться?

— Практика показала, что на таком большом округе — в 25-30 тысяч избирателей — практически нереально знать все проблемы и решать их. Я не говорю о чем-то глобальном — речь о проблемах каждого двора.

Сейчас избирательные округа у районных депутатов — от 3,5 до 5 тысяч человек. Условно говоря, 10 дворов, 20 домов. Здесь-то точно можно каждую проблему изучить. Они ведь порой небольшие. Вот взять ситуацию с начислениями платы за общедомовые нужды...

— Ничего себе небольшая проблема!

— Но дело-то в элементарной консультации для людей. Только за предвыборный период в итоге переписали десятки неправильно выставленных счетов. А ведь некоторые по ним платили! Кото-то ведь должен такими вещами заниматься на этом этапе.

Или пример, который я привожу постоянно. В Ленинском районе, в округе, который последний год был без депутата, образовалась гигантская лужа, на три двора. Соответственно, появилась и увесистая папка переписки с чиновниками разного уровня. Причем они говорили, что на решение проблемы надо 24 миллиона рублей — столько стоит строительство новой ветки ливневой канализации.

В итоге в предвыборный период один из кандидатов всерьез занялся этим вопросом. Оказалось, что надо было всего-то подогнать машину, и прочистить метров 50 действующей ливнёвки. Вопрос решился, лужи ушли.

— Каковы реальные возможности депутатов в районах Челябинска, в том числе в таких вот переписках с администрациями? По сути ведь встает вопрос — кто кого?

— Я бы ставил его немного по-другому — кто кого контролирует? Функция контроля, вне всяких сомнений, должна быть у представительной власти. Исполнительная власть и депутатский корпус должны быть на одном уровне, но функция контроля, безусловно, у представительной власти.

В разных районах депутаты тоже разные, но в целом они достаточно работоспособны. И если мы им дадим необходимый, должный инструмент (что мы сейчас пытаемся сделать), а также финансы, то они вполне способны решать стоящие перед ними задачи. А это значит, что реформа как минимум себя оправдает.

Но по большому счету, нам надо поработать год, чтобы понять, что сделано верно, а где нужна помощь. Сегодня же мы решаем многие технические, но важные вопросы, чтобы уже в январе районные думы действовали и решали стоящие перед ними задачи за счет своего бюджета, своих источников финансирования.

Мы можем передать в районы земельный налог и налог на имущество физических лиц. Плюс патенты или налог на вмененный доход. Но — эти налоги имеют свои сроки уплаты — например, земельный платится раз в квартал, а налог на имущество — и вовсе один раз в год, ближе к осени. Но и до этого времени районы должны как-то и на что-то жить! Вот сейчас и занимаемся тем, что формируем систему их финансирования.

И, если вернуться к тому, кто кого контролирует — мы сейчас забираем некоторые функции у районных администраций, и у них будет немного меньше работы. Поэтому часть ресурсов мы найдем за счет того, что почистим там управленческий аппарат. А высвободившиеся финансы пойдут на благоустройство районов.

— А это вам не напоминает дележку и без того скудной порции в почти пустой тарелке? У города ведь, насколько известно, с собственными доходами тоже все не так просто...

— Пока бОльших денег не появится — законодатель не дает муниципалитетам новые источники доходов. Впрочем, есть же неналоговые доходы.

Уровень собственных доходов городского бюджета Челябинска — около 11 миллиардов. Примерно столько же запланировано на будущий год. Расходная часть городского бюджета — 25 миллиардов. При этом мы все социальные выплаты сохранили, немного «поджав» все остальные расходы.

У города, с одной стороны, есть потенциал роста собственных доходов. Например, мы не полностью используем коэффициенты по земельному налогу. С другой стороны, в нынешней экономической ситуации я не считаю это необходимым. Не вижу в этом смысла. Да, мы можем «поддавить» бизнес, но тогда есть вероятность, что он вообще перестанет платить этот налог. Думаю, что передача части этого налога на уровень района — правильный ход. С их уровня виднее, где, в каком месте появилась, скажем, парковка или временный нестационарный объект коммерческой деятельности, где земля вообще не используется, а где используется, но налог с нее не платится.

— А вы не боитесь, что передав эти полномочия в районы, город потеряет контроль за градостроительным планированием стратегического уровня? Мало ли какой район кому чего разрешить строить в том или ином месте, а потом раз — и дорогу провести негде?

— Мы отдаем в районы лишь вопросы контроля за платежами по земле, а не выделения земельных участков. Вопросы же общей градостроительной политике останутся на уровне города, это очевидно.

— Из депутатов районных дум был сформирован новый, Пятый созыв городской думы. На ваш взгляд, чем этот состав депутатского корпуса отличается от своих предшественников?

— Предыдущий состав, наверное, был поопытнее — там было достаточно много депутатов, работавших не первый срок. Сейчас же больше новых лиц, которые только встраиваются в работу думы, только начинают разбираться в механизмах законотворчества, но уже несут свои идеи, мысли, предложения. Иногда эти идеи бывают не совсем проработаны, а порой и наивны, но думаю, что этот свежий взгляд принесет городу пользу, и мы скоро это увидим.

— В последнее время в Челябинске особенно остро стоит транспортный вопрос. Точнее — уровень качества транспортного обслуживания населения. Муниципальный транспорт убыточен, а маршрутки уже достали...

— Согласен — в таком виде, как сейчас, маршрутки достали всех. В этой сфере надо наводить порядок, причем достаточно быстро и жестко. К сожалению, у города не так много инструментов влияния, механизмов воздействия на ситуацию. Уже семь лет в Госдуме на уровне первого чтения лежит проект закона «О транспортном обслуживании населения». Видимо, у противников его принятия очень сильное лобби.

Мы смотрим, что город может сделать, исходя из тех возможностей, что имеются у нас сейчас. Радует то, что проблема нашла понимание, у правоохранительных органов. Буквально на днях обсуждали с прокурором Челябинска, он даст свои предложения по поводу того, как именно должны проходить конкурсы на право обслуживания маршрутов, какие дополнительные требования, условия, мы сможем вписать в документацию, чтобы и самим закон не нарушить, и дать возможность силовикам комфортнее работать по пресечению нарушений в этой отрасли. Озаботилась этой проблемой и полиция, которая также готова дать свои предложения.

— Какой вы видите транспортную политику Челябинска? Это будет город больших автобусов, троллейбусов, трамваев, или же маршруткам тоже найдется место?

— Маршруткам найдется место. Но давайте посмотрим внимательно — то, что сегодня ездит по улицам Челябинска, изначально даже не является микроавтобусами. Это по сути грузовые фургоны, переделанные под микроавтобусы. Грузовик с окошками и стульчиками.

В идеале речь должна вестись скорее про автобусы средней вместимости — на 18-20 посадочных и около 40 стоячих мест. Работать он должен на газомоторном топливе — так дешевле. Именно в таких автобусах проявляется максимальная и транспортная, и экономическая эффективность перевозок.

— Но это же, по сути, ПАЗик?

— Примерно ПАЗик, но только что-то получше, надежнее, приятнее на вид, экономичнее. К сожалению, именно автобусов такого класса сегодня на рынке практически нет. Есть в Копейске предприятие, которое занимается продажей транспортных средств, и при этом уже два года ведет разработку собственного автобуса. Сейчас идет стадия оцифровки всей документации.

Проект интересный, в том числе транспортным компаниям. Но в нынешней экономической ситуации никто не рискует вложиться в него, хотя договоренности с банками о финансировании проекта со стадии, когда он перерастет стартап, есть.

— Но есть ли способы, формальные или не очень, скажем так, «стимулировать» перевозчиков покупать на свои линии такие автобусы? В Казани несколько лет назад именно так и сделали...

— Я убежден — есть. Мы можем их создать. Изменение условий в конкурсах на право обслуживать маршруты — один из таких способов.

— Для этого нужна политическая воля — речь идет о бизнесе с миллиардной выручкой, причем наличными деньгами...

— Думаю, что и у города, и у региональных властей с волей всё более чем в порядке.

— А те перевозчики, кто не встроится в новые тенденции — уйдут с рынка?

— У них не будет выхода. Правоохранительные органы также настроены очень решительно.

Если же еще говорить о транспортных проблемах, то мы рассматриваем проект появления в центре Челябинска платных парковок. Они должны появиться абсолютно точно, потому что это выгодно для всех. Но рядом обязательно должна быть альтернатива.

Как пример приведу территорию рядом с домом, где раньше был универмаг «Школьник». Думаю, появление там платной парковки серьезно бы облегчило ситуацию. Бесплатная парковка рядом есть — в торговом комплексе «Урал» уже можно оставить машину на срок до трех часов.

Мы общались по этому вопросу с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Он поделился опытом, нам показали и экономику этого вопроса, и то, как со временем менялось отношение к нему у жителей города.

— У Москвы есть и другой опыт — перевод всего транспорта, в том числе частного, на работу по единой проездной карте. При этом город платит маршрутчикам за пройденный километраж. Насколько реально внедрить такую систему в Челябинске? Технически ведь все не так сложно...

Технически — да, но есть вопрос перевозки льготных категорий граждан. Это напрямую завязано на бюджете. Нам надо либо оплачивать оттуда поездки льготников на маршрутках, либо ограничивать их в этом. Сегодня по статистике льготник совершает в среднем более 45 поездок на общественном транспорте в месяц. А оплачено по нормативу у нас всего 14 поездок...

— Еще одна потенциально болевая точка — медицина. В той же Москве попытки её «оптимизировать» привели к большому скандалу...

— У нас немного другие сложности. Город прирастает все новыми микрорайонами, и нам нужно создавать там социальные объекты — детские сады, школы, поликлиники. Строимся быстро, а «социалка» не успевает за этим. С поликлиниками вообще беда — они строятся не за месяц, и стоят недешево — город сам такое не потянет. Мы, конечно, пытаемся частично снять проблему с помощью офисов врачей общей практики, но ситуация остается достаточно серьезной.

— Говорят, что в Челябинске закончена «дорожная революция». Так ли это?

— Ну, все революции когда-либо заканчиваются (улыбается). Действительно, в 2006 это был прорыв. Сегодня строим не меньше. Но это планомерная работа, люди к этому просто уже привыкли. И это хорошо. Думаю, в следующем году мы продолжим строительство развязки на улице Новомеханической. Из новых проектов — решение проблемы транспортной доступности Чурилово. Есть и другие проекты, которые будут скорректированы с приходом нового Главы Администрации.

— Здесь трудно обойти внимание ситуацию с угробленным МУП ДРСУ — крупнейшим в городе предприятием дорожно-строительного комплекса, да еще и муниципальным. Можно, конечно, верить или нет словам бывшего сити-менеджера Сергея Давыдова о том, что он якобы ничего не знал про то, какая ситуация и почему сложилась там. Но депутаты Гордумы-то куда смотрели?

— Текущие проблемы конкретного МУПа депутатам довольно сложно увидеть. У нас есть право организовать проверку предприятия силами городской контрольно-счетной палаты. Плюс — ежегодные балансовые комиссии. И это, по сути, все возможности депутатского корпуса по отслеживанию и влиянию на ситуацию, если нет сигнала. Если есть — мы организовываем проверки.

— Сколько было в уходящем году таких проверок?

— 22. Прежде всего, проверяем все убыточные МУПы. Затем — те предприятия, которые не проверялись три года. Ну, и, наконец, все предприятия с большим оборотом.

На следующий год будет 29 только плановых проверок. А еще будут и внеплановые. По итогам будет дана та или иная оценка действиям администрации.

— В этом году вы были избраны на пост президента Российского союза городов. Что показывает практика работы этой структуры? Похожи ли проблемы у разных муниципалитетов?

Есть проблемы общие для многих, системные. Как те же маршрутные такси. Где то их удается решить. А есть совершенно разные проблемы, и разные практики их решения. Российский союз городов — та площадка, где мы с коллегами можем обсудить и изучить опыт друг друга. И, должен заметить, что Челябинск — из тех городов, чей опыт берут на вооружение чаще, чем мы внедряем у себя идеи наших коллег.

Еще одна функция — консолидировано выступать по поводу внесения изменений в федеральное законодательство. Когда каждый из городов о чем-то заявляет в одиночку — нас слышат не так уж и часто. Вместе значительно легче.

Нами были внесены и поддержаны три законопроекта, среди них — о правилах благоустройства в муниципалитетах, а также о сроках контракта районного сити-менеджера. Предложили урезать минимальный срок контракта с нынешних пяти лет до двух.

— Как у главы администрации города?

— Именно.

— Кстати, до муниципальной реформы глава районной администрации напрямую подчинялся сити-менеджеру. А сейчас?

— Формально это другой муниципалитет. Но с точки зрения прописанных полномочий эта вертикаль сохраняется.

— К 2020 году у Челябинска заканчивается сроки действия основополагающих документов, начиная с генерального плана города. И получается, что новый генплан, который, вероятно, будет рассчитан лет на 20-30 и во многом определит будущий облик Челябинска, придется готовить и принимать именно пятому созыву Челябинской городской думы. Задумываетесь ли вы об этом и способны ли нынешние депутаты к созданию стратегических документов такого уровня?

— Думаю, что депутаты у нас активные и способные. Как пример — буквально за месяц нам удалось серьезно подвинуть ситуацию с проведением публичных слушаний. Набравшись опыта, они справятся и с разработкой Генплана.

— Каким вы видите облик этого генплана? Каким, на ваш взгляд, будет Челябинск?

— Не могу сказать, что у меня есть ответы на все вопросы, связанные с будущим города. Но что я знаю наверняка — город должен быть удобным, комфортным для его жителей. Я бы не делил — удобен ли он будет для, условно говоря, пешеходов или для автомобилистов. Должно быть комфортно всем. И во всех проектах планировки территорий, которые мы рассматриваем и принимаем, стараемся соблюдать все необходимые балансы.

— Как с генеральным планом соотносится развитие челябинской агломерации, как идет ваше взаимодействие с соседними городами и районами?

В рамках проекта по агломерации мы подошли к вопросу, когда мы должны вместе с документом по территориальному планированию этой части Челябинской области написать стратегию развития и комплексный инвестиционный план. Эти три документа должны быть не только наполнены конкретикой, но и прочно увязаны между собой. Работа над стратегией и над планированием территории уже началась. Когда появятся эти документы — придет очередь комплексного инвестиционного плана и генплана Челябинска.

— А кто будет участвовать в разработке этих документов? Своими силами справитесь?

— Точно — нет. Будем широко привлекать экспертное сообщество, это очень масштабная работа.

— В Челябинске сменился глава администрации. Им стал Евгений Тефтелев. Чего вы от него ждете?

— Мы были знакомы и до этого. Это опытный управленец, знающий вопросы городского хозяйства. Город ждет от него эффективной работы, у него есть для этого все необходимые качества — опыт, знания, понимание, как что делать. Будем работать.

+1
+2
-1
 
Комментарии



+1
+5
-1
бабушка Ира (Че... 15.01.2015 14:38
Единая транспортная карта и контроль за частными перевозчиками - выход для общественного транспорта города-миллионника. Кроме того, отмена социальных транспортных карт для жителей Челябинска существенно пополнит казну города. Почему я, 65 лет со дня рождения прожившая и более 37 лет проработавшая в моём родном городе, решив жилищный вопрос семьи разделом недвижимости на Челябинск и область, вынуждена ПОЛНОСТЬЮ ОПЛАЧИВАТЬ ПРОЕЗД В ГОРОДСКОМ ТРАНСПОРТЕ Челябинска и дотационного Еманжелинска (правда, езжу в южноуральской столице по транспортной карте со значительными скидками за поездку - так было всегда: и во время работы, и на пенсии)? Хотя моя пенсия бывшей бюджетницы ровно в полтора раза меньше средней по России. А мои ровесники, продолжающие работать пенсионеры, пользуются льготами за проезд, получая пенсию+зарплату. Знаю многих, кто за хлебом и молоком на соседнюю улицу едут или на оптовый рынок - с 2-3-мя пересадками на общественном транспорте. Стали бы они платить по 15 рублей за одну поездку из своего кармана,а не по соцкарте из казны города?.. Из таких мелочей складываются дефицитные миллионы в городском бюджете. Должна быть справедливость: пенсионеров-родителей дети "вывезли" в Челябинск, оставив родительский дом под дачу в летнее время, и теперь их родня пенсионного возраста - льготники и уважаемые Челябинском люди. А я, мама троих детей и очень нужная всем нынешним и будущим внукам бабушка с еманжелинской регистрацией, но живущая в Челябинске - НИКТО для родного города И ЗОВУТ МЕНЯ НИКАК. С уважением, Ирина Васильевна Шульц, 1950 года рождения, пенсионер в отставке (так теперь по статистике называются неработающие пенсионеры), член РОССИЙСКОЙ ПАРТИИ ПЕНСИОНЕРОВ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ с 2013-го года (Советское районное отделение в городе Челябинске).