26 августа 2014, 16:25
Автор: Дмитрий Моргулес
Фото: Павел Табарчук

Карри Киви: «Хоккей – простая игра»

Финский специалист Карри Киви – самое неожиданное и, возможно, значительное приобретение «Трактора» в это межсезонье. За пару дней до отбытия в Магнитогорск на очередной предсезонный турнир - мемориал Ивана Ромазана – главный тренер челябинского клуба дал большое интервью slo-vo.ru.

Все дни перед отбытием в Магнитогорск «Трактор» вынужденно квартирует в собственной детско-юношеской школе — ледовая арена до начала сентября занята Чемпионатом мира по дзюдо. Карри Киви обустроили тренерскую в маленькой комнате № 104а. Говорить об удобствах не приходится, но финскому наставнику, похоже, это не так уж важно. После тренировки он успел пообедать, сходил в сауну, и был в хорошем расположении духа. Рядом с ним на столе лежал повидавший виды и краску планшет, а истерзанные маркеры испускали последний вздох — видимо, приходится пользоваться ими часто и много...

— Карри как вы оцениваете предсезонную подготовку? Все ли проходит гладко? Все ли вас устраивает?

— В хоккее не может всё идти полностью по плану, и мне необходимо реагировать каждый день на то, что происходит. Сейчас моя задача — как можно быстрее познакомиться с ребятами, изучить их, научить их тому хоккею, в который я бы хотел, чтобы играла команда. У нас много игроков в возрасте за тридцать, они разогреваются, набирают форму медленнее

— На пресс-конференции после своего назначения вы говорили, что примерно знаете, чего ожидать от работы в России, в «Тракторе». Соответствует ли тем вашим ожиданиям увиденное на самом деле, или все-таки есть что-то неожиданное?

— Конечно, каждый день происходит что-то новое, но мне это нравится. Так ведь в каждой новой стране: если вы поедете в Германию, то каждый день будете подмечать что-то новое, Если окажетесь в Швеции — то же самое каждый день, если сравнивать с Финляндией. Это было одной из причин того, что я приехал сюда — мне нравится получать новые впечатления, когда каждый день что-то новое.

— Всеми ли игроками вы довольны, или есть те, кто вас разочаровал?

— Я не думаю об этом именно в таком ключе в августе. Это большая разница, если игроку 38 или 18. Идет предсезонная подготовка, и мы все работаем. Начнется сезон, и тогда я буду думать о том, какие игроки устраивают или не устраивают меня. Сейчас у нас есть шесть составов, и я смотрел игры «Челмета», поэтому я хорошо знаю, чем мы располагаем, и с чем будем работать.

— Вас устраивает то, что есть в распоряжении или думаете, что придется усиливаться?

— Я не из таких тренеров, которые все время говорят в первую очередь про необходимость новых игроков. Это ничего не поменяет. Если у вас есть набор игроков, вы должны сделать команду лучше, чем она была до этого, чтобы все игроки выполняли свою работу на сто процентов. Если они будут работать  на 70 процентов, то мы скатимся вниз. Если же все будут работать как команда, стремиться к успехам, то все получится.

Сейчас все мы на красной линии. Есть игроки, которые играют лучше, как я и жду, кто-то не так хорош. Причины могут быть разные — у кого-то это и травмы, и отсутствие мотивации, а кто-то наоборот, провел неудачный сезон, и хочет доказать, что он лучше, или это молодые игроки, у которых много энергии и желания.

— Есть ли игроки, которые смогли вас удивить по хорошему?

— Я не хочу называть их имена публично сейчас, в августе. Но конечно, есть пара таких ребят.

— Правильно ли я понимаю, что в своей работе вы будете полагаться на те ресурсы, что есть сегодня в команде, в Челябинске?

— Мы пока не говорили об этом, я хочу посмотреть, как пойдет дело.

— В предыдущем сезоне, пусть по разным причинам и в разное время, но в состав «Трактора» привлекались сразу 11 игроков фарм-клуба «Челмет». На ваш взгляд, нормально ли это, и как вы относитесь к обмену между главной командой и её фарм-клубами?

— Я не думаю о таких вещах до того, как они происходят. (берет в руки планшет и начинает рисовать)

Вот здесь у нас «Трактор», а здесь — «Челмет». Если игрок в «Челмете» хочет расти, подняться выше (а далеко не все игроки хотят этого), попасть в основной состав «Трактора», и он хорошо играет, я это увижу и обязательно его «подниму». Но они должны хотеть остаться в «основе», а не провести пару-тройку игр, а потом отправиться обратно. Надо хотеть остаться и идти дальше, делать следующий шаг, и серьезно для этого работать.

— Те, кто стал участником или свидетелем ваших тренировок, практически в один голос говорят о том, что тот тренировочный процесс, который вы предлагаете, как минимум нов и необычен, во всяком случае, если сравнивать с тем, к чему здесь привыкли. Вы действительно предлагаете что-то инновационное, или же просто у нас отстали в методике тренировок?

— Есть много способов делать это (готовиться и тренироваться — прим. ред.). Например, в Финляндии мы делаем это по-своему. Но сейчас я в России, в «Тракторе», и мы не можем идти ровно тем же путем, потому что история у игроков другая, у клуба есть свой, определенный стиль игры.

В августе я должен понять, что я должен сохранить, и что нового могу принести. Хорошая вещь в том, что мой хоккей очень простой. Я стараюсь найти лучший вариант того, как все это совместить.

Я видел не так много тренировок в школе, у молодых игроков, но точно знаю, что их здесь действительно хорошо тренируют. Растет много талантов, все в клубе помогают им расти, тренироваться. Но когда многим остается совсем немного до того, чтобы попасть в «Трактор», они останавливаются, перестают тренироваться, потому что уже всем довольны. Но они должны хотеть бОльшего, должны хотеть стать профессиональными игроками, а не просто потренироваться с «Трактором» пару раз.

Что мне не нравится, так это сравнивать разные стили. Все играют по-разному. Чехи играют иначе, чем в России, Швеции, Финляндии или Канаде с США. И в Финляндии, кстати, не все играют в одном стиле, в одном ключе. Нет какого-то одного стиля, их множество, и очень разные. В России, кстати, разные команды тоже играют в совершенно разном стиле, при том, что у них русские тренеры. Разнообразие делает лигу сильнее.

— Вы попросили ввести в штат клуба ставку видеотренера. Довольны ли вы инфраструктурой клуба, в том числе в части организации тренировочного процесса?

— В клубе все хорошо организовано. Видео же мне нравится тем, что с его помощью в десять раз легче показать игроку его ошибку или то, как я хочу, чтобы он играл, чем если бы я объяснял ему это на планшете.

— В хоккее, да и во многих других игровых видах спорта все чаще находят применение системы так называемой «продвинутой статистики», в том числе системы автоматизированного сбора статистики и данных в онлайн-режиме. Видите ли вы необходимость в такой системе?

— Нет, это не мой стиль. Я и так получаю огромное количество информации, из которой использую вот такую часть (показывает расстояние между пальцами одной руки). Думаю, что информации, которую я имею, достаточно, чтобы понять того или иного игрока. В своей практике я использую несколько устоявшихся для меня наработок, из которых я получаю информацию о том, на что способны игроки, как они могут играть. 

Конечно, есть тренеры, в том числе в Финляндии, которые в своей работе используют огромное количество информации, гораздо больше, чем использую я. Но у каждого тренера по-своему. Знаете, что общего во всем этом? Если вы хотите пиццу, вы идете в пиццерию. Если вы хотите забивать — 90 процентов голов забивается отсюда (кружком отмечает на планшете зону перед воротами, «пятачок»). Если же вы играете у бортов, голов вы не забьете.

— Один из наших известных футбольных тренеров, в раздевалке любил кричать на игроков, показывая на штрафную площадь: «Ваши деньги — здесь! Идите, и заберите их!». Вы требуете что-то похожего?

— В этом плане — да. Понимаете, все дело в том, проигрываете вы или выигрываете, и ничего между этим. Вы должны забивать на чужом пятачке и хорошо защищаться на своем. Все просто.

После игры всегда есть результат, например, 3:2, и строчки с теми, кто его сделал. Об этом вы прочтете в газетах. Но вы когда-либо читали про то, как, например, Рустам (показывает на переводчика) искусно продержал шайбу в средней зоне целых сорок секунд? У меня именно такое отношение к игре.

— Карри, во всем мире хоккей постоянно меняется. Как вам кажется, в какую сторону он развивается?

— Он развивается в правильном направлении. В этом году хорошие, своевременные  изменения в правилах. Например, в определении проброса. Это хорошо, потому что в последнее время бОльшая часть ведущих команд играют в основном в средней зоне, и вся игра становится одной тактикой. Новое правило заставит всех раскрыться.

— То же самое касается и увеличения размеров зон атаки и обороны?

— (берет планшет и начинает активно чертить) Если у вас есть умные защитники, хорошо играющие на синей линии, это поможет. Если вы располагаете шустрыми форвардами, такими, как Глинкин, которые быстро катаются в чужой зоне, и их трудно остановить — в этом плане изменения хороши. Но вообще, я еще не знаю до конца. Сложно говорить.

— Как эти изменения повлияют на организацию атакующих действий, на игру в неравных составах?

— Что касается атаки, то я не думаю, что все резко поменяется. Если у тебя шайба — иди вперед! Но точно сказать пока трудно. Что же касается неравных составов, то конечно, забивать в большинстве станет легче, а обороняться в меньшинстве станет труднее.

— Готовите ли вы новые тактические схемы, исходя из изменений в правилах?

— Конечно, готовлю (улыбается). Вообще я каждый год примерно десять процентов моих наработок выбрасываю в корзину и готовлю что-то новое. За пять лет получается, что обновляюсь примерно наполовину. Это много. Но мы должны все время придумывать что-то новое. Защитники становятся умнее, оппоненты привыкают к тому, что вы им предлагаете, и это больше не сработает. Значит, на следующий сезон вы должны измениться, придумать что-то новое, к чему они не готовы. Впрочем, иногда ты возвращаешься к тому, что было когда-то раньше, и это может сработать.

Я все время внимательно следил, например, за сборной России. И в последние пять лет она все время менялась. Они ведь не выигрывали чемпионаты мира пятнадцать лет. А за последние семь лет взяла «золото» четыре раза. Потому, что начали меняться, каждый раз играть немного иначе.

— И всё же — куда, в какую сторону движется хоккей?

— Если говорить о том, что происходит в целом, то конечно, развивается, постоянно меняется всё, что касается тактики. Хотя у всех свой стиль. Но хоккей должен быть умным — если вы просто выйдете на лед поиграть, вы точно ничего не выиграете. Точнее, что-то у кого-то иногда будете выигрывать, но чтобы завоевать трофей — так не бывает. И мы не должны стоять на месте, привносить что-то новое.

— Это ведь повышает требования не только к тренерам, но и к игрокам, к их интеллекту...

— Да, потому что игра становится все быстрее. Много матчей, у нас — 60 игр в регулярном сезоне. Игроки, чтобы играть в КХЛ, в НХЛ, должны быть в очень хорошей форме. Их основная задача — расти, развиваться вместе с хоккеем. Задача нас, тренеров — помогать им в этом.

Will beats skill — воля, желание бьет класс. Сегодня это именно так — человек с желанием всегда обыграет просто технически оснащенного хоккеиста. Если снова вспомнить прошлый сезон — сборная России выиграла чемпионат мира. Они играли очень старательно, особенно при игре один в один. Если надо защищаться — они действительно защищались всей пятеркой. Когда надо атаковать — так же атаковали, и очень хорошо.

— Какой командой вы видите «Трактор»? Сильным, быстрым, умным, дисциплинированным? Что будет преобладать?

— Я могу сказать лишь одно: сезон начинается в сентябре, а заканчивается весной. Чтобы что-то выиграть, мы должны все время улучшать свою игру.

Да, конечно, всегда и всем нужен хороший старт. Хотя хороший старт не значит хорошее завершение.

Есть разные команды — кто-то вместе в этом составе всего шесть недель, как мы, а кто-то играет друг с другой два или три года. И это большая разница. Но все время надо стараться играть лучше, и стараться при этом выигрывать — от побед и атмосфера в команде лучше.

— Что для вас важнее — игра команды или результат?

— Всегда все дело в результате. Мы играем для того, чтобы выигрывать.

— Не важно, как его достигать?

— Знаете, если вы хорошо играете, то выигрываете чаще. Мы играем четыре игры в неделю. Иногда вам может повезти разок, иногда — два раза, но не три или четыре. Если вы выигрываете, значит ваша игра хорошо сбалансирована.

Но я не тот тренер, который говорит (произносит подчеркнуто медленно) «мы попробуем развивать что-то в течении года, а там посмотрим». Для меня результат важен каждый раз.

— По поводу хорошего старта. Первый домашний матч у «Трактора» проходит накануне губернаторских выборов. Кое-кто думает, что итог этой игры может до некоторой степени повлиять на голосование. Вам уже это объяснили? Такой «расклад» для вас в новинку?

— (сделав несколько удивленное лицо) Я не хотел бы это комментировать. В Финляндии мы на хоккее не говорим о политике.

— Вы обжились в Челябинске?

— Да, вполне.

Знаете, что удивительно? Когда я сюда ехал, думал, что будет хорошо целый год провести время так, чтобы когда ты выходишь в город, никто бы тебя не узнавал. Но этого не произошло. Каждый раз, когда мы гуляем по Кировке, подходит много людей, желает удачи, фотографируется.

— Вы готовы к тому давлению, которое будет вас преследовать со стороны прессы, болельщиков, и даже властей? Вы можете сравнить это с давлением в Финляндии?

— Везде одно и то же, даже в моем родном городе в Финляндии: когда ты проигрываешь, все идут с выражением лица, словно с похорон, а если выигрываешь, все тебя приветствуют и счастливы. И всегда у людей много ожиданий.

Знаете, чему я научился? Ты не должен начинать думать об этом давлении. Именно поэтому после тренировки я иду в тренажерный зал, или катаюсь на льду, или зимой купаюсь в проруби (в клубе рассказали, что для Киви уже подготовили специальный чан с ледяной водой). Я наедине, и размышляю о том, что мы сделали и что нам еще надо сделать на ближайшей тренировке или в игре. Если же ты начнешь думать о давлении и ожиданиях, ты сойдешь с ума.

— Профессия тренера — это во многом профессия учителя. Как вы относитесь к своим игрокам — как к профессионалам, как к ученикам, как к подчиненным или как к товарищам?

— (отклонившись на спинку стула, и после небольшого раздумья) Хороший вопрос...

Игрок — это игрок. Это не то же, что в школе — ла-ла-ла. У нас много опытных ребят, к которым вряд ли надо относиться как к студентам... Но я не верю, что игрок, которому 20-25 лет, видит всю картину в комплексе. Обычно они смотрят несколько Уже, только то, как именно они играют.

Конечно, я хорошо знаю, что здесь свой стиль, своя история, и продолжаю это изучать. Но знаете, принимать решение всегда мне. И мне не нравится, когда игроки приходят и начинают расспрашивать, что да почему. Мы можем, конечно, побеседовать, обсудить, выяснить что-то. Август для этого мне и дан, чтобы общаться, узнавать, выяснять для себя многое. И я слушаю многих, прислушиваюсь. Но решение всегда принимать мне.

Главный тренер всегда один, всегда одинок. Все ведь приходят в тренерскую — и игроки, и коллеги, и болельщики, и журналисты. И отовсюду есть давление. Но ты не можешь менять свое мнение, исходя из того, что все тебе говорят. Ты должен знать, что ты делаешь, должен понимать, как улучшить игру.

— У вас есть любимые произведения по педагогике или по философии? Кто ваш любимый философ?

— Стараюсь учиться вещам, связанным с различным поведением человека, потому что...

Вот например, передо мной два игрока. И я накричу на обоих, но реакция будет разная — кто-то от этого заиграет лучше, кто-то наоборот. Все понимают немного по-разному. Моя задача — найти правильный путь к каждому, чтобы каждый из игроков стал играть лучше.

Я не так часто, но читаю, и стараюсь почерпнуть для себя что-то отовсюду. Когда я где-то вижу хорошую мысль, стараюсь записать ее для себя. И это могут быть не только книги, но и газеты, интернет, или просто разговор. Вот если есть хороший вопрос, даже от журналиста (я не ненавижу журналистов), который заставит меня задуматься — я задумаюсь, и что-то начну придумывать дома. А к понедельнику кое-что придумаю для команды. Но я вам не позвоню, чтобы сообщить, что это ваша идея. И вообще никому об этом не скажу (улыбается).

— Получается, у вас есть своя философия хоккея?

— Конечно.

— В чем она заключается?

— Я уже это нарисовал на планшете (показывает маркером на два круга на «пятаках» перед воротами). Вот почему мы каждый день тренируем раскаты, начало атаки. Потому что если мы много создаем моментов и забиваем, то мы можем лучше и защищаться на своем пятачке.

Кроме того, я должен хорошо знать особенности своих игроков. И если кто-то делает ту или иную вещь хорошо, и у него «попёрло», я не стану запрещать это делать до тех пор, пока это приносит команде пользу. Любое действие должно идти на пользу команде.

— Похоже, что по-вашему, хоккей — довольно простая игра. Так ли это?

— Для меня всегда было именно так. Многие вещи, конечно, меняются, но не это. Хоккей — простая игра.

От автора, вместо послесловия: «Трактор», конечно же, пошел на рискованный (возможно, самый рискованный в истории клуба) шаг. В Челябинске никогда не было тренера-иностранца – столь сильная местная система определения «свой-чужой».

Но Карри Киви рискует, пожалуй, не меньше. Ему, молодому и успешному у себя на родине тренеру, который к сорока с небольшим выиграл на клубном и молодёжном уровне всё, что возможно, и уже является серьезной величиной на рынке, казалось бы, можно было спокойно идти по уготованной дорожке и зарабатывать все новые и новые лавры. Но он выбрал, по большому счету, неизвестность – впервые уехал работать за границу, да еще и в команду, которая находится на перепутье, в состоянии, похожим на Рим в конце периода Империи - еще недавно великий, но захваченный готтами и оставленный в разрухе.

В ходе более чем часового интервью я все время ощущал какие-то знакомые нотки, словно от кого-то из тренеров я уже слышал и про зоны возле воротами, и про одиночество тренера, и про подход к игрокам, и про то, что чем чаще выигрываешь, тем лучше атмосфера…

…Пусть другими словами, на другом языке, но об этом же три года назад со мной говорил в одном из интервью… Валерий Белоусов, предшественник Киви в «Тракторе» и олицетворение всего, что есть в челябинском хоккее. Правда, «пятачки» перед воротами он называл «зона П» (подразумевалось «п…..ц» - весьма крепкое слово из шести букв). Но суть сказанного, в общем-то, у Белоусова и Киви была одна. Хотя один – титулованнейший, мудрейший наставник старшего поколения, а другой – по тренерским меркам еще юн, хоть и весьма удачлив. Но смысл своего ремесла, они, похоже, понимают одинаково: делать так, чтобы команда играла и выигрывала, а игроки становились лучше и реализовывали себя по максимуму.

Никто, даже, наверное, сам Карри Киви, не знает, как сложится у него в «Тракторе». Но финский наставник, похоже, знает, чего хочет, и начинает понимать, какими ресурсами он располагает. Остается верить и надеяться, что у него всё получится, и в него поверят игроки, болельщики и руководство клуба…

+1
+6
-1
 
Комментарии



+1
+3
-1
Гость 26.08.2014 18:48
удачи



+1
0
-1
Гость 26.08.2014 18:48
удачи



+1
0
-1
Гость 26.08.2014 18:48
удачи



+1
+1
-1
Гость 26.08.2014 18:48
удачи



+1
0
-1
Гость 27.08.2014 9:58
УДАЧИ



+1
+1
-1
Гость 27.08.2014 12:14
Отличное интервью и обнадеживающее послесловие. Спасибо!



+1
+2
-1
Гость 16.09.2014 11:18
грамотное интересное интервью, такое ощущение что я сама пообщалась с тренером. поняла, о чем он думает.