25 октября 2012, 15:26
Автор: Василий Трунов
Фото: Ярослав Наумков

ЗОЖить по-новому новые виды челябинского фитнеса

Все на спорте. Парни оккупировали боксерские залы и турники, девушки записались в фитнес-клубы и йога-студии. Корреспондент slo-vo.ru позанимался с людьми, которые, зарабатывая на ЗОЖ деньги и популярность, попутно превращают его в новую национальную идею.

Дети улиц

— В 2010-ом году я четыре месяца занимался в Нью-Йорке с темнокожими ребятами, которые основали Workout. Когда вернулся домой, организовал в Челябинске первый тренировочный сбор. Тогда на него пришли 20 человек. Сейчас «уличной гимнастикой» в городе занимаются примерно 500 парней, - рассказывает 21-летний лидер челябинского движения Workout Александр Борисов, крепкий и лысый парень, похожий на гангстера, только улыбчивого. Это он стал человеком, совершившем в 2010-ом году в нашем городе маленькую «турничную» революцию.

— Ребята видят, что можно не просто подтягиваться и отжиматься, а делать то, что раньше казалось невероятным. Думаю, это их и вдохновляет, — продолжает Александр. — Но я бы не сказал, что в России наше направление ушло в массы. О нем по-прежнему знают единицы. В отличие, скажем, от соседней Украины, где воркаутеры победили в популярном телевизионном шоу.

Мы встречаемся с Александром у турников за памятником Курчатову. В самом сердце челябинского Workout. На занятие пришли человек 50. Тренеров нет. У каждого собственная индивидуальная программа. Кто-то отрабатывает стойки, кто-то «флажки», кто-то горизонтальный вис сзади («ласточку»). В совокупности это напоминает дикий коктейль из спортивной гимнастики, брейк-данса и цирковой эквилибристики.

Главная звезда этой тусовки — 20-летний студент ЮУрГУ Николай Лобанов. Он занял 3-е место на недавнем Чемпионате мира по Street Workout в Риге и засветился в проекте «Минута славы» на «Первом».

— На меня через знакомых-знакомых вышел редактор передачи и предложил поучаствовать. Я согласился и собрал команду из 8 человек, в которую вошли воркаутеры из Челябинска, Златоуста и Магнитогорска, — рассказывает Николай. — Признаюсь, некоторые вещи в телевизионной кухне меня удивили. Например, то, что наш номер снимали с нескольких дублей и то, что все было заранее расписано. Группа поддержки знала, когда и в каком темпе хлопать, а на вопросы все отвечали строго по сценарию. Кстати, мы прошли отборочный этап. 2 октября полетим в Москву уже с новым номером.

— И какие у вас цели? — интересуюсь я.

— Ну, мы сразу сказали, что главное — не выиграть миллион рублей, а попиарить наше движение, — пожимает плечами он. — Чтобы меньше пили пиво в подъездах и больше занимались те, кому это интересно.

История Коли в целом традиционна для тех, кто уезжает из маленьких населенных пунктов покорять мир. В 18 он покинул село Темясово ради учебы в Челябинске. А в 20 стал звездой движения ЗОЖ. Сейчас у него тысячи друзей «Вконтакте», сотни лайков под аватарками и гастроли по СНГ. Он говорит, что всегда хотел заниматься спортивной гимнастикой, но в его деревне не было секции. Реализовать мечту он смог на турниках и брусьях за памятником Курчатова, где только-только набирал популярность Workout. Коля тоже стоял у истоков вместе с другими фанатичными единомышленниками, готовыми тренироваться даже при −25 по Цельсию. Борясь с холодом только с помощью спорта и чая пуэр из термоса.

— Наверное, я стал звездой этого течения, — с какой-то провинциальной скромностью в голосе продолжает Николай. — Меня начали постоянно приглашать на соревнования в качестве специального гостя, оплачивая мне дорогу и проживание. А вот что касается денег, то на Workout их в России не заработаешь. Здесь философия другая. Для занятий спортом ничего не нужно, вышел во двор и тренируешься. Хотя, не скрою, пару раз мы делали коммерческие выступления в торговых комплексах. Но только для того, чтобы собрать деньги не передвижную площадку.

Workout практически идеально вписывается в систему ценностей молодежного ЗОЖ. Среднестатистический воркаутер (мускулистый парень 18-20 лет) тоже любит спорт, слушает мотивационный рэп и чтит модное правило «Не кури — не пей, родину люби, с колен поднимай». Александр и Николай соглашаются, что такие люди в их движение есть, но намекают, что не стоит подгонять всех под одну гребенку.

— На Украине ЗОЖ продвигают жестко на уровне правительства, — говорит Александр Борисов. — Там каждый день вывешиваются плакаты, агитирующие против алкоголя и наркотиков. У нас нет пропаганды. Хотя это все подразумевается само собой. Но если кто-то из воркаутеров будет пить и курить, то он не станет для нас изгоем. Раз он это делает, значит ему это необходимо. Если я начну приставать к нему с нравоучениями, то в лучшем случае он меня не поймет, а в худшем настроится против меня.

Время йогов

— Недавно Всемирная Организация Здравоохранения поменяла определение слова «здоровье». Это больше не отсутствие болезней. Теперь это благополучие на физическом, психическом, социальном и духовном уровнях. То есть, если у тебя классно складывается карьера, но в семье бардак, то ты не здоров! — устраивает мне ликбез Анна Сидильковская, основатель сайта yoga74.ru и йога-студии «ОМ».

Мы сидим в просторной комнате на зеленом коврике для тренировок. Вокруг нас излишне умиротворенные люди дегустируют вегетарианскую колбасу и ведут светские беседы об Индии и внутренней гармонии. Все они пришли отметить всемирный день йоги, который по традиции празднуют и в России.

— Так вот, что касается здоровья, — продолжает Анна. — Моя бабушка говорила, что если человек в плохом настроении, то он либо болен, либо дурак. Сейчас я понимаю, что это чисто йоговское определение. Ведь йога учит, что у человека пять тел. И если ты заболел физически, значит, остальные тела давно запущены. Йога помогает привести себя в порядок на всех уровнях. В ней есть свои заповеди, похожие на христианские. Яма — социальная дисциплина — учит: не убивать, не красть, не совершать насилия. Нияма — внутренняя чистота — призывает избавиться от грязных мыслей, от плохих пожеланий. Если человек соблюдает их, то начинает менять свой мир, окружение и даже работу. Так было со мной. Однажды я ушла из офиса и больше в него не вернулась. Офис — ограничивает, а йога — это свобода. Поэтому она так популярна.

Анне Сидильковской, 33 года. Она могла бы сделать карьеру экономиста, получив образование в США по программе МБА, но волей случая выбрала иной путь. «Как-то я шла по Невскому, а мне навстречу „Марш несогласных“ и я не смогла пробиться сквозь толпу. В итоге опоздала на экзамен, у меня разболелась голова, а мой компьютер не захотел включаться. Я стояла не перепутье, и жизнь выбрала за меня. Через две недели я улетела в Индию!».

Там Анна прошла учительский курс у Саджи Порайил Котайил и стала сертифицированным йога-тичером. Сегодня у нее одна из самых крупных студий города и собственный туристический бизнес. Вместе с мужем она организует йога-туры в индийский штат Керала. Их стоимость варьируется от 80 до 100 тысяч рублей.

Так же каждый май Анна привозит в Челябинск своего учителя Саджи, который проводит здесь месячный курс для инструкторов. Цена обучения — 2200 евро.

— Я неплохо зарабатываю, занимаясь любимым делом, и это единственный верный путь. Посвятить себя профессии, которая тебе не близка, значит совершить преступление против собственной души. Этому учит йога! — резюмирует Анна.

Беседа прерывается. Мы идем на семинар инструктора Олега Саранского, который проводит занятие по йогатерапии. В зале коврику негде упасть. Основной контингент — женщины от 25 до 40 лет. Их компанию разбавляют несколько мужчин и пенсионерок. Кажется, что всем им захотелось вырваться из пасти мегаполиса. Спрятаться от шума машин, людей и разрезающих небо истребителей. Стать немного гибче и умиротвореннее.

Наша тренировка длится в течение часа. Сменяются позы, увеличивается пульс, из-за тяжелых растяжек на лбах проступают капельки пота. По ходу семинара йога-тичер выдает ценные физиологические сведения. Оказывается, что аппендицит отвечает за силу воли. И если его вырезать, то могут возникнуть проблемы с принятием волевых решений. А еще из-за судорог в ногах может заболеть поясница. поскольку все мышцы в теле взаимосвязаны.

Присутствующие старательно фиксируют информацию в голове. Многие из них покупают абонементы, чтобы решить проблемы с болями в спине, исправить осанку или избавиться от животика.

— Большинство по-прежнему относится к йоге, как к фитнесозаменителю, хотя мы и пытаемся с этим бороться, — рассказывает мне позже Анна. — Кто-то разочаровывается в тренажерных залах, кто-то не может там заниматься, потому что врачи запрещают, и приходит к нам. Сейчас ведь модно быть здоровым и стройным, поэтому йога переживает настоящий бум. Собираются полные группы, некоторые публичные люди заказывают индивидуальные занятия. Но если спрос на рынке есть, то качественного предложения мало. Многие инструкторы запоминают последовательность поз по диску, а потом «тарабанят» ее десять лет, не желая учиться дальше.

— А откуда вообще эта истерия? Разве индийская культура не должна быть чужда нашему православному менталитету? — удивляюсь я.

— Когда мы с Саджи ездили по России, то он, не зная русского языка, понимал смысл названий некоторых озер, гор и деревень. Многие ведь уверены, что древние арии вышли с уральских земель и принесли свою культуру в Индию. А там она сохранилась и дожила до наших дней. Поэтому йога — это общемировое знание. Она не имеет национальности.

Стенка на стенку

Двоечка, отскочил. Я отталкиваю своего соперника, кандидата исторических наук Пашу, хватаю 5-килограммовый синий мяч, набитый песком, и бегу. Быстро и вдохновенно, как маленький Форест Гамп от уличной шпаны. Через 15 метров спасительный финиш, а пока моя голова сотрясается под градом ударов. Здоровяк в белой майке и синем шлеме пытается «подрезать» меня правым боковым, но я все равно проскакиваю за линию. 1:1.

Здоровяка зовут Алексей Ткаченко. Ему 27 лет, он работает заместителем директора в строительной компании, не употребляет алкоголь, не ест мяса и считает себя патриотом. Русский футбол (РФ) — его ноу-хау. Смесь традиционной забавы — стенка на стенку, запрещенной при царе Николае I, группового бокса и американского футбола.

— Идея пришла, когда я жил и учился в Сиднее, — говорит он. — Как-то я рассказывал друзьям-итальянцам об особенностях русского менталитета. Что зимой мы купаемся в проруби, на свадьбах частенько устраиваем массовые драки, а раньше на праздниках и вовсе любили потягаться в кулачных боях. Ребята были удивлены и поразились тем, что в России нет спорта, который бы отражал наш характер. И тогда я решил его выдумать. Современный, силовой, которым бы могли заниматься в каждой школе, секции и дворе. Который мог бы стать национальной идеей.

Изобретение Алексея сильно напоминает флорентийский кальчо. В РФ тоже есть драки, зрелище и мяч, который нужно отбить у соперника, пользуясь исключительно боксерскими навыками, а потом переправить его за линию ворот. Но в отличие от итальянской забавы в нем нет приемов из борьбы.

— Я специально купил закрытые маски и боксерские перчатки, — продолжает Алексей Ткаченко. — Потому что мне не нужен травмоопасный дворовых махач аля 90-е. В 1905 году в американском футболе за 11 месяцев произошло 18 смертей и 159 ранений. Тогда президент Теодор Рузвельт сказал: «Либо вы закрываете спорт, либо ужесточаете правила!». Так и здесь. Я понимаю, что основным контингентом русского футбола станут офисные воротнички. Они, как и все мужчины хотят подраться! Но клерки, как и все здравомыслящие люди, вряд ли будут заниматься этим регулярно, если каждый раз после тренировки им придется идти на работу с синяками и ссадинами на лице.

Перед игрой Алексей раздает нам экипировку, и свод правил, распечатанный на принтере. В нем сказано, что в команде могут участвовать от 7 до 28 человек. У нас явный недокомплект. На тренировку приехали лишь трое — Алексей, его друг-историк Паша и я. Остальные, как это часто бывает, когда дело доходит до драки, дали задний.

Через пару минут в помещение заглядывает любопытный охранник, работающий в легкоатлетическом манеже им. Елесиной, где и проходят занятия.

— Ба! — говорит он. — У вас что тут, секция каратэ открывается?

Ему протягивают бумагу с правилами и внушают, что в этих стенах рождается нечто большое и что он тоже может приложить к этому руку. Охранник надевает перчатки. Драка будет.

После матча Алексей Ткаченко соглашается подбросить меня до дома. В пути он подобно всем романтикам-идеалистам предается мечтам. О сотнях маленьких клубов по русскому футболу, о первом чемпионате страны и первом признании. О том, как его ноу-хау дает пинка эпохе мужественных женщин и женственных мужчин. И в эту минуту совсем неважно, что впереди его ждет тонна бумажной работы и практически обреченная попытка создать новый вид спорта.

Мы проезжаем мимо стадиона «Мечел», где накручивает круги парни и девушки, которые раньше скручивали «косяк» на трибунах этого же комплекса. Потом заезжаем во двор, замечая очередных адептов ЗОЖа, облепивших турники. И тут я начинаю понимать, что, наверное, у Алексея есть миллионы шансов реализовать свою мечту. Потому что спорт — это модно. И совсем неважно, где ты занимаешься: на улице, в тренажерке, бассейне или дома по программе «Бодирок».

ЗОЖ уже превратился в товар, который легко продается. В образ, на котором можно в одночасье стать популярным. В мир, открытый для революций. А значит, возможно все. Даже то, что кажется большой спортивной утопией.

Вы также можете читать материалы интернет-газеты «Слово» в наших официальных группах «Вконтакте.ру» и Facebook.com

+1
+1
-1
 
Комментарии



+1
+6
-1
Гость 25.10.2012 22:37
Есть еще веселые ребята с жонглированием, барабанами, сальсой и капоэрой.... интересно, как у них дела в Челябинске