24 августа 2015, 6:06
Автор: Дмитрий Юрьев
Фото: Ярослав Наумков

Кому мешает губернатор Дубровский?

На прошлой неделе была предпринята очередная попытка влить в политическую жизнь Южного Урала даже не «компромат», а скорее, небольшой сборник некой фактуры на губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, а именно – напоминание о том, что глава области формально числится владельцем кое-какого бизнеса. Интернет-газета «Слово» пытается понять, кто за этим стоит, и что послужило причиной для атаки.

Всего за последнее время было несколько попыток создать определенный фон вокруг губернатора в частности и «магнитогорских» в целом.

То Бориса Дубровского в очередной раз отправят в Москву, «на повышение». То маститый политолог Александр Подопригора, известный своей прагматичностью и информированностью, выдаст в своем сразу несколько постов, критических по отношению то к челябинской мэрии, то к некоторым людям в правительстве области. (Правда, все они без перехода на личности, и больше из разряда «царь хороший, бояре плохие». К тому же Александр Васильевич не забывает подчеркивать, что экспертный клуб, основателем которого он является, регулярно и продуктивно встречается с главой региона). То выкатывается на публику некое «заявление в ФСБ» о том, что «окружение губернатора» занималось, ни больше ни меньше – вымогательством в пользу Бориса Дубровского, к чему тут же приклеивается единственная история, когда нынешний глава региона вступил в то, что вообще-то называется «корпоративный конфликт». Теперь вот – справки из ЕГРЮЛ.

Технология вброса в этот раз была традиционна – в качестве первоисточника была выбрана малоизвестная площадка в блогосфере (мы не будем делать на нее гиперссылку), в расчете на то, что на это откликнется какое-то из СМИ, хотя бы второго-третьего эшелона, и тогда уже на это СМИ как на источник можно будет сослаться кому-то из «тяжеловесов» медиа-индустрии.

Впрочем, по большому счету, эта «информация» была проигнорирована региональными СМИ, в том числе не слишком лояльными нынешнему руководству области. Возможно, оттого, что качество «компромата» не ахти (хотя, вероятно, медиа-блоку и людям, отвечающим в руководстве региона за кадры и соблюдение законодательства о госслужбе и стоило бы, например, сразу после обнародования выложить в интернет не краткую, а полную версию губернаторской декларации о доходах. Тогда, возможно, и не было бы повода для вопросов, передал ли Борис Дубровский свои активы в траст, или нет). А возможно, оттого, что вброс «фактуры» был де-факто анонсирован известным челябинским блоггером-анонимом Василием Колесниковым (так этот сверхинформированный персонаж себя называет), что послужило своего рода прививкой от дальнейшего распространения.

Однако стоит заметить, что своего рода «закладкой» на будущее эта история все-таки стала – и кто знает, кто и как попытается использовать ее в дальнейшем.

Тем не менее, накопившийся массив попыток информационных атак на главу региона и его в общем-то немногочисленную команду вызывает вопрос: «А кому и зачем это вообще нужно?». Ответ, возможно, стоит поискать у классика. «Политика – концентрированное выражение экономики» - писал Владимир Ильич Ленин.

В последнее время в соцсетях в ходу два анекдота, которые можно назвать политическими. Первый – что Челябинск стал городом, в котором за Магнитогорском донашивают мэра, автобусы и хоккеистов. Второй – что на автовокзалах областного центра автобусы из Магнитогорска встречают чиновники, и предлагают всем приехавшим поработать в правительстве области. К этому, конечно, нужно относиться с юмором (помнится, в начале президенства Владимира Путина почти такие же анекдоты слагали про питерских), но в каждой шутке, как известно – лишь доля шутки. Хоккейный «Трактор», напичканный теми, кто некогда трудился в магнитогорском «Металлурге», тому хороший пример.

О том, что рано или поздно в Челябинск начнется экспансия «магнитогорских», и прежде всего – магнитогорского бизнеса, который будет нацелен на передел лакомых кусков и денежных потоков областного центра (прежде всего, завязанных на бюджетные деньги и хорошо освоенных местным бомондом), заговорили почти сразу после назначения Бориса Дубровского на пост и.о. губернатора. Многое для ожидавших стало понятно, когда на небосклоне появилась фигура Евгения Тефтелева, перемещенного в администрацию Челябинска с должности Главы Магнитогорска, и который хотя бы в силу своего функционала на новой должности может являться ключевой фигурой этой экспансии.

Но для того, чтобы четко понимать, чем же «вкусен» Челябинск, надо знать две вещи – какова структура экономики и бизнеса города-миллионника и какие из потоков может контролировать муниципальная и региональная власти.

По большому счету, бизнес в любом крупном городе делится на три части.
Первая – это предприятия, чья выручка – экспортная по отношению к городу, и лежит за его пределами. В случае, если это крупное производство, то оно, по сути, является одним из градообразующих предприятий. К таким относится Челябинский металлургический комбинат, трубопрокатный завод, с некоторыми оговорками – КОНАР, почти все оставшееся машино- и приборостроение. Когда-то к таковым относился ЧТЗ.

По большому счету, крупным производственникам почти всё равно, кто в городе мэр. Власти, конечно, могут поставить кое-какие палки в колеса, но это не те препятствия, которые не сможет преодолеть бизнес такого уровня. Обычно их общение с властью взаимоучтиво, и эти предприятия показывают высокий уровень социальной ответственности (спонсорство спортивных команд, участие работников в митингах и выборах да ремонт дворов в районе предприятия) в обмен на то, что их не трогают.

Вторая – бизнес, связанный с инфраструктурой, и поставкой тех или иных ресурсов (вода, газ, тепло и электричество), а также инженерными сетями. Здесь выручка предприятий «лежит» на территории города, и это либо оставшиеся МУПы (Водоканал, ЧКТС), либо небольшие частные компании, удачно «хапнувшие» кусок сетей, либо (как в случае с энергетикой и энергоресурсами) все упирается в крупные компании федерального уровня (Новатэк, Фортум, Россети).

При всей потенциальной конфликтности взаимоотношений в этой сфере (одной из самых денежных), в конечном счете ни властям, ни бизнесу лезть на рожон нет резона – если из-за конфликтов произойдет какая-то серьезная авария, или кто-то кому-то отключит рубильник – разбираться уже буду вышестоящие власти. Да и населению это придется не по душе (хотя кто его вообще спрашивает в последнее время).

Наконец, третья часть – это бизнес, во-первых, чья выручка «лежит» в пределах города, а во-вторых, чья деятельность напрямую зависит от действий муниципальных властей, как лицензионно-разрешительной, так и связанной с землеотводами. Это прежде всего торговля, внутригородской транспорт, общепит и услуги, рынок наружной рекламы, а также «коммуналка» и строительство, в том числе дорожное. Именно в этих сферах городские власти могут влиять на денежные потоки, а то и ставить их под свой полный контроль.

Примеры – да сколько угодно. Во времена, когда мэром города (а после – губернатором области) был Михаил Юревич, ключевые, самые заметные изменения в бизнес-среде происходили именно в этих сферах. Первыми еще в 2005-06 годах были атакованы «тарасовцы» Артур Никитин и Евгений Рогоза – владелец всех крупнейших на тот момент торговых комплексов в городе и владелец крупнейшей компании-застройщика соответственно. В итоге они де-факто были либо полностью выжиты из города (Рогоза), либо их бизнес-активность свелась к нулю (Никитин). «Особые отношения» возникли у тогдашней городской власти и с рядом других застройщиков. Уцелел в качестве самостоятельной фигуры в той войне лишь Олег Колесников – один из крупнейших в Челябинске владельцев недвижимости, который в итоге нашел общий язык с Михаилом Юревичем на почве агропрома.

По сути, именно в годы Юревича были приватизированы крупнейшие городские службы коммунального хозяйства, управлявшие жилым фондом. Большая часть крупнейших эксплуатационных предприятий («Ремжилзаказчик», ПЖРЭО Курчатовского района, ДЕЗ Калининского района»), в итоге оказалась у людей, которых отчего-то принято считать ну очень близкими к Михаилу Юревичу (Сергей Мелехин, Александр Москалюк, Маргарита Бутакова).

В эти же годы сложился достаточно узкий круг основных операторов наружной рекламы, приобрел современный вид рынок маршрутных перевозок (хотя на нем игроки меняются чаще). Случилась масштабная «дорожная революция», ставшая визитной карточкой Юревича – политика, мэра и губернатора. В 2010-х в Челябинск появился новый крупнейший застройщик в регионе – компания «Гринфлайт», которая отчасти выросла за счет сотрудничества с принадлежащем региональным властям ЮУ КЖСИ. Наконец, в качестве нового лидера в сфере розничной торговли комплексы Артура Никитина сменил ТРК «Родник», которому в пару возводится еще более крупный «Алмаз».

По сути, если где и ждать нового «передела», то в указанных выше сферах. И ряд событий, случившихся в прошлом и нынешнем годах, свидетельствуют, что такие попытки предпринимаются, и давление на челябинский бизнес усиливается.

Так, еще при сити-менеджере Сергее Давыдове был обанкрочен МУП ДРСУ – крупнейшее в городе предприятие в сфере дорожного строительства. По сути, крах настиг и второго заметного игрока на этом рынке – «ЧелСИ» Юрия Карликанова. На их место бодро заступил магнитогорский «Южуралавтобан», ставший, по сути, практически монополистом на этом рынке. А замдиректора этого предприятия теперь ходит на планерки в мэрию. Впрочем, в условиях многократно сократившегося в последние год-два финансирования этой отрасли потери для челябинского бизнеса не сильно заметные.

Нет следов именно «магнитогорской» экспансии и в торговле. Впрочем, структуры, близкие Михаилу Юревичу уже почти полгода не могут наконец-то открыть хотя бы первую очередь ТРК «Алмаз», а о строительстве третьего мега-ТРК – «Облако» и вовсе утихли разговоры. То ли это связано с претензиями прокуратуры по поводу выделения земельного участка под него, то ли с тем, что торговля сейчас не самая удачная отрасль для инвестиций – согласно данным Челябинскстата, обороты «розницы» в регионе упали в этом году чуть ли не на 14 процентов и продолжают падать. При этом в Челябинск активно «заходит» крупнейшая федеральная сеть «Магнит».

Пока нет существенных перемен и в транспорте. Ну, если не считать ставшей поводом для анекдота скандальной закупки подержанных автобусов в Магнитогорске. Нет и перемен в ЖКХ – разве что все активнее стали в публичном пространстве предъявляться некие претензии к «Ремжилзаказчику». И еще обсуждают, что некая магнитогорская компания все активнее себя ведет на… рынке похоронных услуг.

А вот что действительно ждут перемены, так это строительную отрасль.

Как известно, во главе ЮУ КЖСИ встала Наталья Салеева – человек, близкий и лично преданный Борису Дубровскому, до этого возглавлявшая группу компаний «Синай»(по сути, личный бизнес нынешнего главы региона). Немедленно заговорили о проблемах у бывших руководителей корпорации, скандальности добавили письма госпожи Салеевой Михаилу Юревичу и нескольким другим фигурам, в которых она не просто предлагала им какие-то сделки, но, по сути, давала понять, что считает их ответственными за сегодняшнее непростое положение самой КЖСИ. Любопытно, как это скажется на «Гринфлайте».

Впрочем, самое интересное только начинается. 22 июля глава администрации Челябинска Евгений Тефтелев подписал два распоряжения (№ 7913 и № 7915) о проведении аукционов «на право заключения договора о комплексном освоении территории в целях строительства жилья экономического класса». На торги выставлены сразу два крупных участка – микрорайоны 19-1 и 19-2. В условиях сказано, что победитель аукционов будет обязан построить в общей сложности не менее 284 тысяч квадратных метров жилья, которые он будет должен выставить на продажу не дороже чем по 35 тысяч рублей за квадратный метр . Это новая для Челябинска практика.

Любопытно что в среде застройщиков ходят упорные слухи, что эта тема «заточена» именно под КЖСИ, партнером которой по проекту должен стать… «Магнитострой» - мощнейший застройщик юга области, который принято относить к структурам Олега Лакницкого – крупного магнитогорского предпринимателя, имеющего интересы в Озерске и Свердловской области, которого не так давно осудили за дачу взятки члену Совета Федерации Константину Цыбко (впоследствии имя сенатора было вычеркнуто из приговора – прим. редакции).

Если эта информация окажется верна, то удар по челябинским застройщикам будет нанесен ощутимый. Рынок жилья и без того падает (и по объемам, и по ценам), а здесь еще и выход мощного конкурента с проектом, по сути, демпингового характера (сейчас средняя цена квадратного метра жилья в Челябинске – около 45 тысяч рублей), который трудно будет осуществить без снижения издержек за счет административного ресурса. По сути, в этом случае будет создан аналог «Гринфлайта», но с новым оператором и перенаправленными потоками.

Хотя для крупнейших челябинских застройщиков это, хоть и изменит экономические параметры их проектов, но не станет смертельным ударом – все они имеют некоторый задел участков под строительство, как в черте города, так и на соседних территориях. А вот средним и малым компаниям придется туго.

Подытоживая – пока всерьез говорить о «магнитогорской» экспансии в челябинский бизнес, нельзя. Во всяком случае, критически важные экономические темы и интересы для крупнейших челябинских бизнес-политических кланов пока задеты не сильно. Но исключать этого в будущем нельзя.

Стоит, однако, учесть, что все вышеописанное наслаивается на крайне непростую ситуацию в экономике, как в области, так и в стране в целом. Ресурсный пирог становится все меньше, и борьба за его куски будет только ужесточаться, причем на всех уровнях. Средств на эту борьбу жалеть не будут, тем более что средств у всех крупнейших групп влияния в городе и области хватает, да и суммы, вкладываемые в информбаталии пока еще чисто символические.

Одним из катализаторов действительно крупного внутриэлитного конфликта в Челябинской области могут стать грядущие через год выборы в Государственную думу РФ. У всех основных кланов и крупнейших предпринимателей (кроме, пожалуй, ЧТПЗ) есть более чем серьезный интерес к депутатским мандатам (а для кого-то обладание им и вовсе залог сохранения активов и бизнеса, а то и свободы – историю Валерия Панова в Челябинске усвоили многие). Но мест в будущей Госдуме для челябинцев – всего-то 11-12. А всерьез претендующих, пожалуй, чуть ли не в разы больше. И еще не известна «квота Москвы» и «квота магнитогорских». И вот здесь уже, если кланам влияния не удастся договориться полюбовно, то средств и методов никто жалеть и выбирать не будет. В том числе – по отношению к Борису Дубровскому. У части челябинской элиты накоплен достаточный и успешный опыт свержения губернаторов (вспомним, как Михаил Юревич сменил Петра Сумина, и как сменили самого Михаила Юревича). Пути-дороги в Москву проторены, время пока не поджимает, свои люди в руководстве области есть… Ничего личного, только бизнес. В конце концов, даже в кризис Челябинск остается городом, в котором вращаются сотни миллиардов рублей.

Вряд ли стоит сбрасывать со счетов и фактор «силовиков», которые после смещения Михаила Юревича по сути, сформировали собственный центр влияния на политические процессы. Да такой, что даже президент коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко уверенно называет их «№1 в регионе», отдавая «магнитогорским» почетное второе место.

Впрочем, есть во всех этих раскладах и положительные моменты. Само их наличие свидетельствует о том, что в Челябинске и в Челябинской области есть политика и политическая конкуренция. И есть экономика, и конкуренция в ней. Да, с виду уродливая и непубличная, больше напоминает подковёрную борьбу нанайских мальчиков. Но уж какая есть. А разве в остальной России по-другому?

+1
0
-1
 
Комментарии