11 июля 2013, 10:10
Автор: Василий Трунов
Фото: Ярослав Наумков

Владислав Фокин: «В детстве я часто ездил в багажнике»

№ 1 «Трактора» Владислав Фокин пока остается «вечно вторым», лишь изредка подменяя в команде канадского коллегу Майкла Гарнетта. В интервью Slo-vo.ru 27-летний хоккеист признался, что созрел стать первым голкипером команды, рассказал, как «убить» в себе инстинкт самосохранения и объяснил, почему, играя в Лениногорске, медленно сходил с ума от скуки.

«Алистратов – хороший вратарь, но он стал заложником ситуации»

— Недавно одно из ведущих федеральных спортивных СМИ написало, что из года в год у «Трактора» нет второго надежного вратаря. Вас такая оценка не обижает?

— Их мнение, если так считают, то пусть. Моя работа – доказывать все на льду. Я, например, считаю себя надежным вратарем и чувствую в себе силы быть первым номером на протяжении всего сезона.

— Вы отмечали, что поддерживаете правило, регламентирующее игровое время для вратарей-иностранцев. Почему? Разве хоккеист не должен выходить на лед не потому, что у него «правильный» паспорт,  а потому что он круче?

— Знаете, почему-то в России тренеры делают ставку на иностранцев. У них может быть два практически одинаковых вратаря – один наш, второй североамериканец. И они обязательно выберут последнего. Если бы не регламент, то в КХЛ играли бы одни канадцы, американцы и финны. Русских бы на воротах вообще не было.

— Ну вы могли бы так же уехать в Северную Америку или в Европу, доказать там, что вы лучший, а потом вернуться в Россию.

— Моя карьера сложилась иначе. Меня взяли в «Трактор» молодым парнем, мы стояли на воротах вместе с Данилой Алистратовым, и все было нормально. Потом я сломал руку и выбыл на сезон, после чего в лиге утвердили новые правила, и уйти из команды до 28 лет стало очень сложно. Да и не нужно мне это.

— Почему у Алистратова в итоге не получилось стать звездой?

— Наверное, это связано с его дедушкой. Петр Иванович был губернатором, поэтому все думали, что Даня стоит на воротах по блату. Он был заложником ситуации. И никто из вратарей ему не завидовал и не злился на него, все понимали, что сами могли бы оказаться на его месте. Потом власть сменилась, и ему пришлось уйти. Сейчас Алистратов выступает в Тольятти. Недавно его хотел подписать вторым вратарем клуб КХЛ, но он выбрал постоянную игровую практику. Вообще, Даня хороший вратарь и отличный человек.

«Некоторые голкиперы прошлого похожи на Франкенштейнов»

— Вратарь – это мишень. В него летят шайбы со скоростью более 100 километров в час. Вам бывает страшно в «раме»?

— Да, особенно когда шайба пару раз попадет в незащищенное место. В тебе сразу же просыпается инстинкт самосохранения, ты подсознательно хочешь себя защитить. Но я играю с детства и давно привык к этим ударам. Если в меня что-то летит — я ловлю.

Я кидаю в Фокина диктофон, он ловит его левой рукой и с улыбкой возвращает мне. Хорошая реакция.

— Так же и защитник – он ложится под бросок, ему «щелкают» в ногу, ломают ее и он выбывает на полгода, – продолжает Владислав как ни в чем не бывало. – В следующий раз он все равно ляжет, потому что это его работа, но где-то внутри все в его организме будет сжиматься. Эти парни – особенные, в них есть настоящий мужской характер. Некоторые лицом прыгают, теряют зубы и им по барабану. Лишь бы защитить команду от пропущенной шайбы.

— Экс-нападающий «Трактора» Максим Якуценя тоже из породы отчаянных ребят?

— Да, но ему в основном не везет с рикошетами. Выбитые зубы он, кстати, не вставляет. Зачем сидеть у дантиста неделю, чтобы потом потерять все в один момент?

— Вам приходилось терять зубы?

— Нет, у меня, слава богу, маска. Я смотрел на снимки вратарей прошлого, которые играли без защиты. Они битые-пребитые, похожи на Франкенштейнов. Хотя раньше и бросали так, что из десяти ударов только один прилетал во вратаря. Но если представить, что я бы жил в прошлом, то, наверное, подумал бы хорошенько перед тем, как стать вратарем.

— А у тренеров есть методика, позволяющая убить в спортсмене инстинкт самосохранения?

— В детстве Виктор Михайлович Перегудов водил нас в гимнастический зал. Там была яма с поролоном внутри. Всех, кто боялся ложиться под шайбу, он заставлял прыгать в нее с балкона. А там высота метров пять-шесть, страшно! Такая вот методика (улыбается).

«В Лениногорске все игроки медленно сходили с ума»

— Мартин Бродо, которого вы назвали лучшим вратарем мира, сказал, что в каждой игре учится у своего коллеги-противника. И неважно, кто на льду – профи, получающий 9 миллионов долларов за сезон, или 19-летний парнишка.

— Это нормально, когда ты внимательно смотришь за кипером другой команды. Подмечаешь его движения, позволяющие отбивать шайбу с определенных углов. У Гарнетта, например, я тоже подсмотрел пару приемов. Раньше я ставил конек к штанге, когда шла атака, и это было неудобно. А сейчас ставлю за штангу – и отталкивать проще, и садиться.

— Ваш коллега Илья Брызгалов называет свой стиль «баттерфляй» и говорит, что старается совершать меньше движений, стоять на согнутых коленях и не ложиться на лед. А как вы охарактеризуете свою игровую манеру?

— Я действую в аналогичном стиле, я ведь тоже габаритный парень. От меня требуется выбирать грамотную позицию и тоже не падать. Даже если я сяду на колени, то за счет высоких плеч смогу прикрыть ворота. И если я, к примеру, падаю на лед, то начинаю паниковать. Поэтому стараюсь тут же подняться.

— Железное правило спортсменов – не есть чипсы, хот-доги, шоколадные батончики и прочую вкусную дрянь. Вы его придерживаетесь?

— Сейчас – да, скоро сезон, нужно быть в форме. Некоторые мои знакомые могут   в час ночи пить пиво и заедать его гамбургерами, а утром прийти на тренировку без процента лишнего жира. А есть такие, кто поест на ночь, и у них сразу же «вываливается» живот. Я отношусь к последним.

— Началась подготовка к сезону, не за горами традиционные кроссы. Говорят, что они бесят всех вратарей.

— Точно. Есть люди, которые бегут с рождения – им легко. Другим тяжело, но терпимо. Для меня же это – мука. Я понимаю, что попал в неприятности со старта (смеется), не с первых шагов, конечно, но где-то к середине дистанции. Пять километров бежишь на морально-волевых, а потом ждешь, когда все закончится. Я бы лучше час плавал, чем бегал.

— В свое время вам пришлось поколесить. Вспоминая свою жизнь в Лениногорске, вы отмечали, что весь год был сплошным днем сурка  и вы испытывали постоянную апатию. Все было так плохо?

— Там паршиво: город – всего 50 тысяч человек, вечером выходишь на улицу – никого нет, как в пустыне. Каждый день у нас были две тренировки. Расписание четкое: база – завтрак – стадион – обед – база – стадион – ужин — база. Весь год поездки на автобусе, минимальное время в пути – 15 часов, а до Питера аж 36 часов. Там все медленно сходили с ума, да и ехали туда самые отчаянные – те, кому нужно было играть, а больше вариантов не было. Но это все равно был хороший опыт в хоккейном плане.

— С автобусами понятно, а авиаперелеты вы легко переносите?

— Я не могу спать в самолетах, нервничаю. Любое потряхивание действует, как будильник, и пробуждает страх, все-таки мы на высоте, мало ли что. Нарды и сериалы отвлекают от подобных ощущений.

«На «мерседес» я не заработал»

— Где провели отпуск?

— Мы с девушкой летали в Доминиканскую республику. Весь отпуск – пляж, сон, отдых. Такой «пенсионный» вариант.

— О свадьбе с девушкой не думаете?

— Больной вопрос. Всего четыре дня назад мы с ней расстались, хотя до этого были вместе два года.

— Люди, знающие вас лично, утверждают, что вы предпочитаете вовсе не спокойный домашний отдых, а отвязные тусовки.

— Ну нет! Может раньше, давным-давно, еще когда в «Тракторе» был Алистратов. Какое-то время я был третьим вратарем, и иногда меня не брали в поездки, из-за чего в расписании возникала внеплановая неделя выходных. Может, я тогда и походил по клубам, а сейчас… сейчас я изменился. Я стал домашним парнем. Для меня главное: кровать, большой телевизор, Sony PlayStation, фильмы, сериалы вроде «Во все тяжкие», спортивные программы. В последнее время, кстати, подсел на американский Viasat Sport – бейсбол, НХЛ, баскетбол. Седьмой матч между «Майами» и «Сан-Антонио» держал в напряжении от первой до последней минуты. Дополнительная интрига финала – великий Тим Данкан, заявивший, что если выиграет финал, то завершит карьеру. Но его «Сан-Антонио», к сожалению, проиграл, посмотрим, что будет дальше.

— Еще ваши знакомые, говорят, что вся ваша жизнь – сплошное приключение. Можете вспомнить самую веселую историю, в которую попадали.

— Это тоже все было давно, лет в 18. Мы цеплялись за трамваи или ездили вдесятером в машине. С Ленинского района стартуем на тренировку, у нас в команде человек пять-шесть с улицы Агалакова было, за рулем отец Саши Будкина. Места не хватает, приходится лезть в багажник (улыбается). Ничего так – просторно и музыку слышно.

— Вам 27, то есть вы еще застали времена драк формата «двор на двор», мелких банд и прочей уличной нестабильности. Кулаки, наверное, «битые»?

— Все мои друзья были хоккеистами, и со шпаной на сходки и разборки я не ходил. Конечно, были случаи, когда и драться приходилось, и терять что-то ценное. Например, когда тебя 9-летнего двое бритых гопников лет 18-ти перехватывают и начинают классически «разводить»: «О, кроссовки классные, давай «махнемся» или «Кепка нормальная, дай померить». Тут не до драк. Вообще если бы не хоккей, то не знаю, что бы со мной было. Многие из сверстников снаркоманились, кто-то сел, кого-то убили. Печально, но хорошо, что с тех пор все стало намного спокойнее и культурнее.

— Ну вы хотя бы постреляли в детстве из рогаток и арбалетов?

— Конечно. Сейчас ребенок вышел и сидит в iPhone и iPad, а раньше все лазали по деревьям и играли в войнушку. Помню, у меня был собственный лук. Хороший. Мы ходили на Плодушку – так назывался лесок за домом, отрезали палки, длинные и гибкие, делали стрелы, стреляли друг в друга. Один раз попал в глаз пацану, но, к счастью, все обошлось, отделался синяком.

— Правда, что ваша любимая марка авто «Мерседес»?

— Когда я водил «десятку», то действительно мечтал о «мерсе», но на него так и не заработал. У меня другой автомобиль. Мой друг Миша Видгоф связан с дилером «Вольво» и помог мне купить машину этой марки с некоторыми «привилегиями».

— Вы спокойный водитель?

— Сейчас уже да. И хорошо, что мои первые автомобили были такими, что на них не погоняешь. Иначе еще неизвестно, чем бы все закончилось.

Текст: Василий Трунов, Фото: Ярослав Наумков

Вы также можете читать материалы интернет-газеты «Слово» в наших официальных группах «Вконтакте.ру» и Facebook.com

+1
+4
-1
 
Комментарии